Разделы


Rambler's Top100

Диван габриэлла веста кровать габриэлла.

    Тоталитаризм как исторический и политический феномен

    Тоталитаризм как тип политической системы возник в XX в., хотя тоталитарные идеи возникли гораздо раньше. Термин «тоталитаризм» происходит от позднелатинских слов totalitas (полнота, целостность) и totalis (весь, полный, целый).

    Термин «тоталитаризм» был введен в политический лексикон в 20-е гг. итальянским философом Джованни Джентиле, а затем был ис­пользован лидером итальянских фашистов Бенито Муссолини для харак­теристики созданного им режима. В 1929 г. газета «Таймс» употребила этот термин применительно к режиму, сложившемуся в Советском Сою­зе. После Второй мировой войны в западной политической науке стало общепринятым обозначать понятием «тоталитаризм» режимы, существо­вавшие в фашистской Германии, Советском Союзе, странах «победивше­го социализма».

    Теория тоталитаризма складывалась в 40-50 гг. ХХ века и получила разви­тие в последующие десятилетия. Первыми теоретическими исследованиями по проблемам тоталитаризма стали работы Ф.Хайека «Дорога к рабству» (1944) и Х.Арендт «Истоки тотали­таризма» (1951), а также совместный труд двух американских политоло­гов К.Фридриха и З.Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956). В последнем сформулированы следующие основные признаки тоталитарного режима:

    1. Официальная идеология, т.е. комплекс идей, обосновывающий право этих режимов на существование, претендует на охват всех без ис­ключении сфер общественной и частной жизни, а также на то, что они являются воплощением истины и поэтому общеобязательны. Официально считается, что подавляющее большинство населения единодушно призна­ет и разделяет данную идеологию. Тоталитарная идеология отрицает прошлое и настоящее во имя великого и светлого будущего. Ее целью является создание «нового» общества и «нового» человека, причем инте­ресы и тем более свободы личности подчиняются интересам государства. Общество функционирует по принципу «запрещено все, кроме того, что приказано».

    2. Монополия на власть одной политической партии, а сама пар­тия под властью одного харизматического лидера (фюрер, дуче, генераль­ный секретарь). Идет процесс сращивания правящей партии с госаппара­том. Партия практически «поглощает» государство, выполняя его функ­ции.

    3. Система террористического полицейского контроля, который осуществляется не только за «врагами народа», но и за всем обществом. Контролируются отдельные личности, целые классы, этнические группы. Умаляется роль права, закона: власть получает законом не ограниченные и закону не подчиненные полномочия. Государство становится неправо­вым.

    4. Партийный контроль за средствами массовой информации. Же­сткая цензура любой информации, контроль за всеми средствами массо­вой коммуникации – прессой, радио, кино, литературой, телевидением и т.д.

    5. Всеобъемлющий контроль над вооруженными силами. Сохране­ние и упрочение всей этой системы монополий невозможно без насилия, следовательно, происходит милитаризация общества, создание обстановки военного лагеря, «осажденной крепости», опускается «железный занавес».

    6. Централизованный контроль экономики и система бюрократиче­ского управления экономической деятельностью. Утверждается, что пла­новая экономика наиболее рациональная и эффективная.

    Среди перечисленных признаков наибольшее значение имеют первые два – официальная идеология и монополия одной массовой пар­тии на власть. Действительно, ни один диктаторский режим, кроме тота­литарного, не насаждал и не утверждал в обществе единой официальной идеологии, не стремился поставить под свой контроль всю духовную жизнь общества. Именно партия, обладающая при тоталитаризме всей полнотой власти, обеспечивала мобилизацию масс на достижение поли­тических целей и поддержку режима. При тоталитаризме стирается грань между государством и обществом, ибо исчезают автономные, неподкон­трольные власти сферы общественной жизни. Под контроль и регламен­тацию государства попадают экономические, социальные, духовные виды деятельности, а также частная жизнь граждан. Таким образом, тоталита­ризм отличается от других диктатур высочайшей степенью регламентации и контроля.

    В становлении и осуществлении тоталитаризма значительную роль играют массовые политические движения. Предшествующие дикта­туры имели, как правило, довольно узкую социальную базу. Возникнове­ние тоталитаризма совпадает с громаднейшей политической активизацией масс и во многом ею же обусловлено. Разрушая прежние политические институты, массовые движения создают «поле» для становления неограниченной власти. Парадокс тоталитаризма заключается в том, что его «творцом» (в отличие от предыдущих диктатур) являются самые широкие народные массы, против которых он потом и оборачивается.

    Острые социально-экономические кризисы резко усиливают бедст­вия и недовольство населения, ускоряют созревание необходимых для тоталитаризма социальных предпосылок – появление значительных по численности и влиянию социальных слоев, непосредственно участвую­щих в тоталитарной революции или поддерживающих ее. Это достигает­ся в первую очередь через резко усиливающиеся в кризисные времена маргинализацию и люмпенизацию общества. Наиболее решительными сторонниками тоталитаризма выступают маргинальные группы – проме­жуточные слои, не имеющие устойчивого положения в социальной струк­туре, стабильной среды обитания, утратившие культурную и социально-этническую идентификацию. Маргиналы выделяются такими психологи­ческими качествами, как беспокойство, агрессивность, честолюбие, по­вышенная чувствительность, стесненность, эгоцентричность.

    Тоталитаризм имеет для социально отчужденной, одинокой лично­сти особую психологическую привлекательность. Он дает надежду с помощью новой веры и организации утвердить себя в чем-то «вечном». С помощью приобщения к сакрализованной, всемогущей власти человек преодоле­вает одиночество и получает социальную защиту.

    С помощью социальной демагогии тоталитарные движения могут использовать в своих целях недовольство различных слоев. Так, в России большевики использовали для прихода к власти требования земли и мира. В Германии социальной опорой национал-социалистического тоталита­ризма стал новый «промежуточный класс» – многочисленные конторские служащие, машинистки, учителя, торговцы, мелкие чиновники, небогатые представители свободных профессий, положение которых значительно ухудшилось по сравнению с привилегированным положением промыш­ленных рабочих, защищенных сильными профсоюзами и законами.

    Большинство исследователей отмечают, что тоталитаризм – это «реакция» общества на кризисы периода индустриализации. Крушение старых традиций, коренное изменение устоев общества в условиях новой социальной и национальной идентичности порождают стремление к силь­ной централизованной власти, устанавливающей жесткий порядок и га­рантирующей быстрое решение самых острых и неотложных социальных проблем. Нарастание элементов рациональности, организованности, управляемости в общественной жизни, равно как и очевидные успехи в развитии техники, науки и образования, порождали иллюзии возможности перехода к рационально организованной и тотально управляемой форме жизни в масштабах всего общества. Ядром, стержнем этой тоталитарной организации могла быть только всесильная и всепроникающая государст­венная власть.

    Итак, предпосылками тоталитаризма являются:

    • индустриальная стадия развития общества;
    • нарастание рациональности и организованности в общественной жизни;
    • появление монополий и их срастание с государством (с этой точки зрения тоталитаризм – всеобщая государственная монополия);
    • этатизация (огосударствление) общества, особенно усиливающее­ся во время войн;
    • массовое коллективистско-механистическое мировоззрение;
    • эмоциональная уверенность в возможности быстро улучшить жизнь с помощью рациональных общественных преобразований;
    • психологическая неудовлетворенность социальным отчуждением личности, ее беззащитностью и одиночеством;
    • острый социально-экономический кризис, резко усиливающий беды и недовольство населения;
    • появление многочисленных маргинальных слоев.

    Тоталитарные системы возникают не стихийно, а на основе опре­деленного идеологического образа. Идеологизация всей общественной жизни, стремление подчинить «единственно верной» теории все эконо­мические и социальные процессы – важнейшая черта тоталитарного об­щества.

    Всеобъемлющая идеологизация общества дополняется его тотали­тарной политизацией, гипертрофированным развитием аппарата власти, его проникновением во все поры социального организма. Всесильная власть выступает главным гарантом идеологического контроля над насе­лением. Партийно-государственная организация общества отличается жесткой иерархической структурой. Запрещаются всякая политическая оппозиция и создание без санкции властей любых организаций. Всякое инакомыслие рассматривается как зло, подлежащее подавлению и устра­нению.

    В то же самое время тоталитарная политическая система претенду­ет на выражение народной воли, воплощение высшей народности или де­мократии высшего типа. С помощью псевдодемократических институтов власти обеспечивается высокая формальная мобилизация и участие, на­пример, 99,9% граждан в выборах.

    К политическим чертам тоталитарного общества относятся также наличие мощного аппарата социального контроля (службы безопасности, армия, милиция и т.п.), массовый террор, запугивание населения. Слепая вера и страх – главные ресурсы тоталитарного управления. Осуществля­ется сакрализация верховной власти и ее носителей, создается культ вож­дей, который может доводиться до абсурда. Например, Северная Корея перешла на новое чучхейское (коммунистическое) летосчисление по слу­чаю 3-й годовщины со дня кончины их харизматического лидера Ким Ир Сена. По новому календарю отсчет времени начинается с 1912 г., когда «...неоднократный Герой КНДР Ким Ир Сен высоко взошел солнцем чуч-хе» (т.е. родился). Таким образом, сейчас в Северной Корее, согласно но­вому летосчислению, идет только 90-й год.

    Тоталитаризм, стремясь найти массовую опору, провозглашает превосходство определенного класса, нации или расы, дихотомически делит всех людей на своих и чужих. При этом обязательно находится внутренний или внешний враг – буржуазия, империализм, евреи и т.д.

    В процессе ограничения или ликвидации частной собственности происходит массовая люмпенизация населения. Индивид попадает в то­тальную зависимость от государства, без которого подавляющее боль­шинство людей не может получить средств существования: работу, жи­лье, детский сад.

    Личность утрачивает всякую автономию и права, становится пол­ностью беззащитной перед всесильной властью, попадает под ее тотальный контроль. Делается попытка сформировать «нового человека», опре­деляющими чертами которого являются беззаветная преданность идеоло­гии и вождям, исполнительность, скромность в потреблении, энтузиазм, готовность на любые жертвы ради «общего дела». Власть и народ едины не потому, что они договорились в конкретном вопросе, решив, что их интересы совпадают. В тоталитарном сознании власть и народ вообще неразличимы, мыслятся как целое. При абсолютной отрешенности людей от власти она поддерживает их искреннюю веру в то, что вождь в каждом своем действии выражает их интересы, чувствуя их глубже и мудрее, чем могут они сами. Народ не безмолвствует, нет – народ поет, кричит «ура» и рукоплещет казням. Тоталитарная личность с ее энтузиазмом и скромно­стью не хочет ничего, что вредило бы государству и вождю.

    Лидер режима является, как правило, харизматической лично­стью. Условный характер харизматических отношений не осознается их участниками: лидер верит в свое призвание, последователи верят в лидера, его поддержка рассматривается как священный долг, а всякое сомнение в его харизме – как святотатство.

    Одновременно с ломкой прежней социальной структуры формируется новая. Общество дифференцируется главным образом в зависимости от распределения власти. Обладание властью или влиянием на нее станов­ится основой социальной стратификации, экономических и социальных привилегий. Формируется новый, номенклатурный господствующий класс – главная опора тоталитарного строя.

    Господство идеологии и политики проявляется не только в социальной сфере, но и в экономике. Здесь отличительными чертами тоталитаризма является этатизация хозяйственной жизни; ограничение, а в идеале полное устранение частной собственности, рыночных отношений, конкуренции; планирование и командно-административные методы управления. Устанавливается монополия государства на распоряжение всеми важнейшими общественными ресурсами и самим человеком.

    Принято выделять две разновидности тоталитаризма – «левый» и «правый».

    «Левый» тоталитаризм возник в коммунистических странах – в Со­ветском Союзе, в странах Восточной Европы, Азии (Китай, Северная Ко­рея, Северный Вьетнам), на Кубе. «Правый» тоталитаризм утвердился в фашистской Италии и Германии.

    «Левый» тоталитаризм основывался на идеологии марксизма-ленинизма, утверждающей 1) возможность построения коммунистическо­го общества, в котором будут полностью удовлетворяться потребности всех индивидов; 2) необходимость отмены частной собственности и создания плановой, регулируемой экономики; 3) ведущую роль пролетариа­та в современной истории; 4) необходимость диктатуры пролетариата при переходе к новому об­ществу; 5) возможность построения коммунизма в каждой стране.

    Соци­альной основой «левого» тоталитаризма выступали низшие классы и прежде всего пролетариат. С точки зрения господствующей идеологии, все другие классы являются менее прогрессивными, а некоторые даже реакционными. Поэтому политика направлялась на искоренение иных классов. На практике это означало ликвидацию класса собственников и крестьянства. Построение «светлого будущего» предполагало использо­вание мощного аппарата принуждения вплоть до террора.

    Дискуссионным является в политической науке вопрос о времен­ных рамках существования тоталитаризма в СССР. Одни политологи счи­тают, что тоталитарным можно назвать весь период советской истории. Другие тоталитарным называют режим, сложившийся в период правления Сталина (1929—1953), режим же, сложившийся после его смерти, опреде­ляют как посттоталитарный.

    В рамках первого подхода довольно трудно объяснить произошед­шее в СССР повышение уровня образования народа, достижения науки и культуры, социальную защищенность населения, развитие экономики, освоение космоса и т.д. Трудно понять в этом случае и процессы, кото­рые начались в советском обществе в конце 80-х годов, ибо акцентирует­ся внимание на неизменных чертах и признаках тоталитаризма, игнори­руются подспудные перемены в экономической и социальной жизни 60-70-х, гг., ставшие основой половинчатых реформ 80-х и радикальных ре­форм 90-х гг. В контексте второго подхода анализируется противоречие между растущими ожиданиями и требованиями изменившегося общества и низкой адаптацией правящей элиты. Усугубляющееся противоречие подрывало основы политической стабильности и в конечном итоге привело к полной ликвидации советского режима.

    «Правый» тоталитаризм представлен фашизмом и национал-социализмом. Фашизм впервые был установлен в Италии в 1922 г. Итальянский фашизм тяготел не столько к радикальному строительству нового общества, сколько к возрождению величия Римской империи, установлению порядка, твердой политической власти. Фашизм претендует на восстановление или очищение «народной души», обеспечение коллективной идентичности на культурной или этнической основе, ликвидацию массовой преступности. В Италии границы фашистского тоталитаризма устанавливались позицией наиболее влиятельных в государстве кругов: короля, аристократии, офицерского корпуса и церкви. Когда обреченность режима стала очевидной, эти круги сами смогли отстранить Муссолини от власти.

    Германский фашизм основывался на идеологии национал-социализма. Эта идеология представляла собой смесь этатистских и националистических лозунгов. Последние опирались на расистские идеи Х.Чемберлена о германцах как ядре «высшей» арийской расы и на утвер­ждения Ж.Гобино о ее упадке, связанном с кровосмешением. Именно из этих постулатов родилась идея превосходства немецкой нации и ее стремления к мировому господству.

    Национал-социализм многое заимствует у советского коммунизма и, в частности, революционные и социалистические компоненты, формы реорганизации тоталитарной партии и государства и даже обращение «товарищ». Главные положения национал-социалистической идеологии сводились к следующему: воссоздание германского рейха; борьба за чистоту немецкой расы; истребление всех инородных элементов (и прежде всего евреев); антикоммунизм; ограничение капитализма. Социальной опорой правого тоталитаризма являлись экстремистски настроенные средние слои общества. Поддержку германский фашизм получал и у крупного капитала, видевшего в нем «наименьшее зло», по сравнению с революционным движением масс и коммунистической идеологией.

    В отличие от марксизма-ленинизма, национал-социализм отстаивал идею классового мира и «народного сообщества» на основе единых национальных традиций. Место класса здесь занимает нация, место классо­вой ненависти – ненависть национальная и расовая. Идеология национал-социализма активно проповедовала образ «врага» в лице коммунизма, евреев, католической церкви. Если в коммунистических системах агрес­сивность направлена прежде всего вовнутрь – против собственных граждан (классового врага), то в национал-социализме – вовне, против других народов. Для борьбы с ними и выживания нации допускалось использование террора и репрессий. Любая слабость воспринималась как угроза немецкой нации.

    Главные различия основных разновидностей тоталитаризма отчет­ливо выражены в их целях (коммунизм либо возрождение империи, миро­вое господство арийской расы) и социальных предпочтениях (рабочий класс либо потомки римлян, германская нация).

    Тоталитаризм в той или иной форме испытала на себе примерно треть населения земного шара. В отдельных странах (например, в Север­ной Корее) он существует и сегодня. История показала, что тоталитарный режим обладает достаточно высокой способностью мобилизации ресурсов и концентрации средств для достижения конкретных целей, например, победы в войне, индустриализации и т.д. Некоторые авторы рассматри­вают тоталитаризм как одну из политических форм модернизации слабо­развитых стран. Живучесть тоталитарной системы объясняется также наличием огромного аппарата социального контроля и принуждения, жес­токим подавлением всякой оппозиции.

    И все же тоталитаризм – исторически обреченный строй. Его сла­бость кроется в нем самом, в его плохой приспособляемости к быстро меняющемуся миру. Его адаптивные возможности ограничены идеологи­ческими догмами.

    Диван габриэлла веста кровать габриэлла. .

    Похожие статьи

    Метки: , , , , , , , ,


Учебно-методический проект "Хрестоматия по культурологии"
Все права защищены. © 2013
Диван габриэлла веста кровать габриэлла.